АвторСообщение
администратор


Сообщение: 298
Зарегистрирован: 21.12.08
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 16.02.09 00:00. Заголовок: Толкачёва В.С. Поэтика романтизма и фэнтези


    Тема: Поэтика романтизма и фэнтези
    Толкачёва В.С., аспирант кафедры литературы
    Ульяновский государственный университет, Издательский центр

    В массовой литературе России, Европы и США конца XX – XXI вв. значительное место занимает такое явление, как фэнтези. Наряду с литературными произведениями популярностью пользуются фильмы фэнтези и компьютерные игры, в Интернете существуют сайты, посвященные фэнтези. Это явление широко распространено в культуре в целом, но литература фэнтези первична по отношению к фэнтези как другим видам культуры.
    Исследователи фэнтези называют это явление неоромантизмом, подчёркивая тем самым сходство поэтики фэнтези с поэтикой романтизма. В.Л. Гопман отмечает, что герой фэнтези близок романтическому герою: он такой же «одинокий, отверженный, в одиночку борющийся с выпавшими на его долю испытаниями» [3]. На близость фэнтези к романтическим произведениям указывает и О.В. Виноградова: «фэнтези является безусловно романтическим жанром с характерными для романтизма тремя основными линиями романтической типизации: открытием (или созданием) неведомых стран, созданием героических характеров и гимном творческой личности» [2]. Соответственно, возникает проблема сходства романтизма и фэнтези. Безусловно, это разные явления литературы, возникшие в разные эпохи и изображающие разные картины мира. Тем не менее, фэнтези включает в себя и многие черты романтизма, которые в ней трансформируются.
    В романтизме всех стран можно обнаружить общие черты, и одной из важнейших является неприятие романтиками реальной действительности – развивающегося капитализма и буржуазного общества. М. Тертерян указывает, что «в творчестве всех крупных романтиков детально выявлена резкая и многосторонняя критика буржуазного общества» [6]. Результатом этого неприятия стало так называемое двоемирие – в романтическом искусстве резко противопоставляется реальность и мечта. В.В. Ванслов отмечает, что действительность представляется романтиками как чуждая человеку, идеалом же становится неосуществлённая мечта [1]. Аналогичную точку зрения высказывает и Д.Д. Обломиевский: «в основе романтического мировоззрения лежало представление о существующей действительности как о явлении внутренне противоречивом, дисгармоничном, уродливом» [5]. Исследователь также отмечает, что отрицание существующего сочеталось у романтиков с мечтами об иной, более полноценной жизни. В связи с этим в романтических произведениях появляется фантастика, уводящая от реальности.
    В романтическом искусстве, помимо фантастики, часто присутствует изображение прошлого. В.В. Ванслов указывает, что романтики искали свой идеал в историческом прошлом и их излюбленной эпохой было европейское средневековье, потому что средневековое рыцарство представлялось им идеалом доблести, героики, чести и благородства. Также, отмечает исследователь, романтики идеализировали античность, первобытную эпоху, но это в их творчестве встречается реже. Что касается русского романтизма, то в его произведениях могло изображаться и европейское средневековье, и средневековье в России (эпоха Ивана Грозного и др.), и XIX век. По мысли В.В. Ванслова, представления о двойственности бытия выражались в произведениях романтизма в тесном переплетении фантастики и реальности.
    В литературе романтизма возникает особый тип героя. Как отмечает В.В. Ванслов, романтический герой – всегда мечтатель, выделяющийся из окружающей среды и всегда этой средой недовольный. По мысли исследователя, такой герой подвержен меланхолии, тоске, душевным метаниям, пытается осознать причины своих страданий и бороться с окружающей жизнью, но оказывается бессильным что-либо изменить. Поэтому герой часто становится странником, старающимся убежать от неугодной ему среды, но его исход часто заканчивается трагически: герой либо погибает, либо сходит с ума, либо принимает правила неугодной ему жизни [1]. Подобные черты романтического героя отмечает и М. Тертерян: исследователь называет его отчуждённым и противопоставленным миру, а его отчуждённость от реальности – приобретающей размах мировой скорби [6].
    Д.Д. Обломиевский называет романтического героя бунтарём, отрекшимся от прошлого. Романтический герой, по мысли исследователя, устремлён в бесконечное и неопределённое, равнодушен ко всему стабильному и полностью оторван от всякой реальной почвы [5].

    Близость фэнтези эстетике романтизма заключается в том, что в произведениях фэнтези вымышленный мир противопоставлен реальному. Изображение в фэнтези вымышленного мира есть своеобразный способ ухода от реальности. В такой литературе отсутствует противопоставление реальности и идеала как таковое, но в вымышленном мире фэнтези добро побеждает зло и герой, как правило, идеален. Само по себе создание вымышленного мира – определённый протест против реальности. Подобно тому, как романтики создавали произведения, действие которых происходит в вымышленном мире, в далёком прошлом, произведения фантастические, авторы фэнтези создают вымышленный мир, подобный нашему миру в далёком прошлом, мир фантастический, в котором волшебство является естественным для персонажей. Мир большинства произведений фэнтези подобен реальному средневековому. М.И. Мещерякова называет его условно-средневековым. Есть произведения, где изображается реальный средневековый мир (трилогия М. Стюарт о Мерлине). В одной из разновидностей фэнтези – славянской фэнтези – изображается не условно-средневековый мир, а дохристианская эпоха на Руси – ещё более далёкое прошлое реального мира. Именно дохристианская Русь становится предметом изображения Е. Дворецкой, О. Григорьевой, Ю. Никитина, Л. Бутякова и других авторов славянской фэнтези. В творчестве М. Семёновой романы-фэнтези разделяются на два типа – в романе «Валькирия» изображается реальный дохристианский мир, в других романах (цикл «Волкодав», «Там, где лес не растёт», «Бусый Волк») изображается вымышленный мир, подобный реальному дохристианскому, так что его можно назвать условно-историческим. Таким образом, время фэнтези оказывается замкнутым прошлым, «островным» временем (термин Д.С. Лихачёва).
    Также стоит отметить, что подобно романтикам, авторы фэнтези используют национальный фольклор в своих произведениях. В.Л. Гопман, М.С. Галина, М.И. Мещерякова отмечают, что фэнтези восходит к фольклорной волшебной сказке, героическому эпосу, а также к архаическому мифу, к которому романтики также обращались. В фэнтези используются фольклорно-мифологические мотивы и образы, кроме того, само создание вымышленного мира является авторским мифотворчеством. Е.М. Мелетинский указывает, что «кардинальная черта мифа – сведение сущности вещей к их генезису. Описать окружающий мир – поведать историю его первотворения» [4]. Авторы фэнтези не просто создают вымышленный мир, но часто описывают его историю. В этом вымышленном мире наравне с людьми живут и фантастические существа, главным образом, заимствованные из европейской мифологии и фольклора (эльфы, гномы, гоблины, драконы и др.). Реже в фэнтези появляются фантастические существа – плод авторского вымысла (хоббиты у Дж.Р.Р. Толкиена, симураны у М. Семёновой). Героями славянской фэнтези становятся славянские боги и существа из славянской мифологии и фольклора (реже – вымышленные боги, подобные славянским, как у М. Семёновой). В фэнтези налицо обращение к национальной мифологии и фольклору.
    В фэнтези трансформируется и образ романтического героя. Если рассматривать его характер, то можно обнаружить, что герой фэнтези не является мечтателем, живущим только идеалами, у него не так ярко выражены душевные метания и бурные страсти. Своеобразно выражен его конфликт с окружающим миром. Герой борется со злом, угрожающим его миру, и конфликт часто ограничивается этой борьбой. Враждебная герою среда часто воплощается в том зле, с которым он борется. У героя всегда есть враги, но есть и друзья, которые его поддерживают в его испытаниях.
    Тем не менее, герой фэнтези достаточно одинок и отделён от своих друзей. Несмотря на их помощь, он достигает своей цели, выполняет своё предназначение в одиночку. Кроме того, герой может оказываться в конфликте с окружающим миром (особенно это свойственно героям Е. Дворецкой и О. Григорьевой). Даже если конфликта нет, герой фэнтези чем-либо выделяется из всех остальных персонажей, оказывается избранным для совершения своего подвига. Мир часто враждебен для героя. Герой неизменно подвергается опасности, его жизнь трудна, однако у него отсутствует стремление к новым формам жизни как таковое. Он избавляет мир от грозящей этому миру опасности, и в этом заключается его борьба за новую жизнь. Но эта борьба продиктована не субъективным желанием героя, а объективной необходимостью. Если бегство романтического героя из привычной среды является его разрывом с окружением, кульминацией отчуждения (утверждение Ю.В. Манна), то уход из дома героя фэнтези означает его стремление помочь своему миру и окружению, спасти его от угрожающего зла.
    Своеобразно романтический характер трансформируется в славянской фэнтези. Герой произведений этого течения больше отчуждён от окружающего мира, чем герой западно-европейской фэнтези, больше отличается от окружающих персонажей и больше погружён в себя. Именно в славянской фэнтези герой резко выделяется из общества, в котором живёт. Огнеяр у Е. Дворецкой – оборотень, которого боятся люди и которому приходится доказывать, что он не злодей. Егоша у О. Григорьевой нечаянно убивает друга и постепенно отчуждается от людей. Зима у М. Семёновой отличается от своих сестёр физической силой, и при этом героиня мечтает о настоящей любви, чем вновь выделяется среди окружающих. Герой славянской фэнтези редко спасает мир (Громобой у Е. Дворецкой разыскивает осколки чаши Годового Круга, чтобы пришла весна и люди не погибли от голода; Волкодав у М. Семёновой уничтожает каторгу в Самоцветных горах). В основном, герой ищет своё место в жизни, пытается преодолеть отчуждение, возникающее между ним и окружающими персонажами. В итоге он достигает своей цели, обретает счастье, но не приспосабливается к окружающей среде, сохраняет свою индивидуальность.

    Таким образом, можно заметить, что фэнтези имеет много общего с романтической литературой. Нельзя назвать фэнтези прямым её продолжением, однако в фэнтези своеобразно трансформируется романтическое двоемирие, романтическая фантастика, романтический герой. Литература фэнтези заметно отличается от литературы романтической, но сохраняет многие её мотивы и образы.

    Список литературы

    1. Ванслов В.В. Эстетика романтизма – М., 1966. – 404 с.
    2. Виноградова О.В. Что им нужно в другом мире? // Библиотека в школе (приложение к «1 сентября») – 2001 – № 10. – С. 16-18.
    3. Гопман В.Л. Фэнтези // Литературная энциклопедия терминов и понятий / под ред. А.Н. Николюкина – М., 2001 – С. 1161-1164.
    4. Мелетинский Е.М. Поэтика мифа – М., 2000. – 407 с.
    5. Обломиевский Д.Д. Французский романтизм – М., 1947. – 356 с.
    6. Тертерян М. Романтизм как целостное явление // Вопросы литературы – 1983 – № 4. – С. 151-181.


Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Новых ответов нет


Ответ:
1 2 3 4 5 6 7 8 9
большой шрифт малый шрифт надстрочный подстрочный заголовок большой заголовок видео с youtube.com картинка из интернета картинка с компьютера ссылка файл с компьютера русская клавиатура транслитератор  цитата  кавычки моноширинный шрифт моноширинный шрифт горизонтальная линия отступ точка LI бегущая строка оффтопик свернутый текст

показывать это сообщение только модераторам
не делать ссылки активными
Имя, пароль:      зарегистрироваться    
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  7 час. Хитов сегодня: 5
Права: смайлы да, картинки да, шрифты да, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация откл, правка нет